понедельник, 12 сентября 2011 г.

Изменение себя во времени

— У меня был вопрос насчет сохранения памяти, когда мы начинаем трансформироваться, осознавать и переживать. Получается, что наша личность в какой-то степени меняется, и мы переживаем в определенном смысле смерть, становимся совсем другими. При этом сохраняется память или мы ее отбрасываем?

— Сохраняется. Возьмем Хроники Акаши. Это некий банк, в котором записано все, что было на Земле, каждое малейшее движение любого существа, мысль, чувство, поступок, все. Такие же Хроники Акаши есть для каждого человека как некая программа в компьютере. Эту программу можно менять, ее можно совершенствовать. И тогда аспект программы, который мы изменили, отражается на всей программе: она совершенствуется. Но запись о старой программе тоже существует.

— Она откладывается в банк, и мы от какой-то части ее освобождаемся?

— Она становится чем-то, чем мы уже не пользуемся. Это просто было. Как будто мы сделали курсовую работу, для того чтобы закончить какой-то этап образования. Она есть, но мы ей больше не пользуемся. Мы пошли дальше.

— Вы обещали вернуться к теме воздействия будущего на прошлое. Обратный вариант можно не рассматривать, это и так понятно.

— Представьте шеренгу людей, стоящих друг за другом. Путь это будут сто человек. Первый стоящий начинает падать назад. Что будет с теми, кто сзади?

— Они упадут.

— Что явилось причиной этому?

— Толчок со стороны одного человека.

— Со стороны первого человека. Теперь первый начинает двигаться, а они связаны друг с другом. Что будет с последующими людьми? Они все сделают шаг. Это и есть некая аналогия того, о чем я говорил.

— Когда я пытаюсь это перевести на понятие времени, то у меня ничего не укладывается.

— Твое привычное представление о времени никак не вписывается в это. Я тебе предлагаю аналогию. Если ты ее не примешь, то останешься при «своих», что называется. Прими ее. Это новое видение времени.

— Мы говорили о том, что все возможные сценарии сложены как бы в клубок. И в зависимости от того, как мы толкнем этот клубок, так он и начнет разматываться.

— Смотри. Я сейчас опираюсь на твое представление о линейном времени. То есть каждое мгновение жизни это какой-то человек, стоящий в цепочке. Ты прожила, скажем, миллиарды секунд. Секунда — это некая ты в цепочке тебя же самой, растянутой во времени. Если хочешь, мы можем выделить в качестве периода час или сутки, месяц, год.

Мне сорок четыре года, сорок четыре Александра стоят в затылок друг другу: самый маленький, потом — больше, больше и так до самого большего, которому сорок четыре года. Если, скажем, я тот, которому сорок четыре года, делаю большой шаг вперед, то все остальные тоже испытывают определенные воздействия этого.

Например, двадцатый будет сопротивляться этому. Он просто так не хочет шагать. Но есть действие со стороны первого, и он не может его не чувствовать. Связку эту разбить невозможно.

— Если произвести воздействие назад, то должно измениться принципиально и здесь что-то такое. Но как оно может измениться? Это выше моего понимания. Как это может измениться на физическом плане? Допустим, я в какой-то период времени болела. Что бы я сейчас ни делала, та болезнь была и с ней ничего нельзя сделать.

— Если ты считаешь, что с ней ничего нельзя сделать, то это говорит та, у которой эта болезнь возникла. В определенный период твоей жизни эта болезнь возникла. Она сопровождалась определенными обстоятельствами и закрепилась в представлении, что ее изменить уже нельзя. И это представление о том, что ее уже изменить нельзя, передается каждому последующему «тебе» по цепочке времени. Так прошлое влияет на будущее.

Ты сейчас несешь состояние, что болезнь изменить нельзя, то есть ранее в тебя была заложена определенная программа болезни и мысль о том, что ее изменить нельзя. Это как защита программы в компьютере. Есть программа, и есть защита от вторжения в нее. Формула «ее изменить нельзя» является защитой программы болезни. И она передается.

У тебя сейчас есть возможность снять эту защиту. Ее можно изменить. Это ключ доступа к программе. Если ты не открываешь этим ключом замок защиты программы, то программа будет присутствовать до того момента, пока ты не вскроешь ее и не изменишь.

— Но означает ли это, что этот факт сотрется из моей памяти?

— В определенный период времени ты можешь выйти на такой уровень осознания, что будешь способна войти в эту старую программу, открыв ее ключом доступа, и поменять ее. Если ты получила доступ к программе, то сможешь ее изменить, и она будет изменена там, где появилась.

— Я все время пытаюсь увязать это с памятью о событии.

— Все дело в том, что на твоей программе болезни стоит сильная защита, и она не допускает ее изменения. Если ты сейчас допустишь возможность ее изменения, то защита будет снята. Мгновенно. Если ты говоришь: «Я это допускаю», но не просто говоришь, а принимаешь это, то защита будет снята.

Всё то сопротивление и непонимание, которое мы сейчас наблюдаем в тебе, есть эта защита. Она многослойная. Ее можно открыть сразу несколькими ключами. Первый замок, который мы выявили: «Это изменить нельзя». Я говорю, что можно, и даю тебе ключ. Вставляй его и изменяй программу, открывай дверь.

Но у тебя моментально встает масса других дверей, которые находятся перед этой дверью: «Я не понимаю, что это такое. Я не могу представить, как это может быть и так далее». Это все защиты данной программы.

— Для меня это связано с изменением памяти. Это настолько глобально?

— То, что в компьютере можно изменить информацию и увеличить память, тебя это не удивляет?

— Нет.

— Можно поменять жесткий диск, можно загрузить новую информацию, можно расширить память. Можно?

Человеческий аппарат является таким же компьютером. А то, что является нашей сущностью или Душой, просто пользуется этим аппаратом. Но если ты отождествилась со своим компьютером, то есть ложной личностью и обусловленным умом, то боишься что-то с ними делать. Ты думаешь, что калечишь себя.

Это все равно, что хирург, который боится вторгаться в органы: «Как? Разрезать палец? Невозможно». Хирурги спокойно режут тело, для них это привычная работа. То же самое можно делать со своим внутренним миром.

Память является психическим образованием, но это тоже материя. Есть материя физическая. Это тело. Как мы знаем, с телом можно делать разные вещи. Но это совершенно примитивный уровень по сравнению с тем, что можно делать на уровне ментальной материи.

Это тот же самый компьютер. Если ты видишь, что с компьютером это можно делать, и согласна с тем, что ум является тем же самым компьютером, но только более сложным, с такой же памятью, то с ним тоже можно делать многое.

— Могут возникнуть последствия, которые трудно учесть.

— Самое интересное, что с ним это делают. И делают больше всего именно с теми компьютерами, которые не осознают себя. Все компьютеры или человеческие механизмы подвергаются очень сильному воздействию.

Влияние общества — это их загрузка. Но помимо этого существует огромное количество невидимых влияний, которые оказывают различные существа, которые могут это делать совершенно элементарным образом.

В принципе, у человеческого существа изначально существует божественная защита, то есть то, что не позволяет никакому сознанию вторгнуться в сознание человека, если оно этого не хочет само. Но та жизнь, которую ведет большинство людей, приводит к тому, что они эту защиту теряют. И поэтому с их сознанием можно творить все, что угодно.

Осознание является укреплением этой защиты. Когда я обращаюсь к Единому Сознанию с просьбой изменить, трансформировать во мне что-то, то происходит операция. Они начинают это делать, и я открываю им доступ в свой компьютер: «тело-ум».

Источник Школа Целостной Психологии

Комментариев нет:

Отправить комментарий