среда, 5 октября 2011 г.

Два аспекта в женщине

alt— Мы прожили с женой десять лет супружеской жизни, однажды она пришла и сказала: «Я с тобой жить не хочу, ты мне не подходишь». Для меня это было такое большое предательство, которое я очень тяжело переживал, особенно первые два года. С тех пор у меня не получается создать другую семью. 

— Скажите, пожалуйста, что именно она имела в виду, говоря, что вы ей не подходите? По каким таким параметрам она оценивала вас?


— Да она говорила, что я как бы ее тираню, но я этого не видел.

— То есть вы — тиран, и она жертвой не хочет быть больше? Каким образом эти ее слова повлияли на ваше восприятие самого себя? Почему вы не можете создать семью, почему не хотите общаться с женщинами в результате этого так называемого предательства?

— Это страх быть преданным опять, для меня это было очень большое потрясение. У меня вопрос, что неужели во мне так много скрытого предательства, раз меня предали?

— А если мы посмотрим на эту ситуацию следующим образом. Есть насильник и жертва, по крайней мере, в ее видении ваших отношений это именно так выглядит. Потом эта жертва говорит: «Слушай, что-то я больше не могу. Ты такой крутой насильник, что я, жертва, не выдерживаю такой крутизны, и поэтому я вынуждена уйти от тебя». Можно ли тогда считать, что это предательство? Или она просто говорит: «Я не выдерживаю этих нагрузок».

— Характер у нее сильнее, чем у меня.

— Хорошо, но почему-то она сказала, что деспот вы. Почему-то она не сказала: «Я такой деспот, что мне такая слабая жертва, какой ты являешься, не подходит. И поэтому я пойду и поищу жертву сильнее». Почему так она не сказала? Или это именно так?

— Это интересный поворот. Может я скрытый тиран?

— Значит, вы не признаёте в себе, что вы — тиран, зато видите, какой тиран она. Почему тогда вам не возрадоваться этой ситуации: ведь этот тиран вас же тиранил, а потом взял да и отпустил из тюрьмы: «Слушай, ты, иди отсюда!»?

Это всё равно, что человека притащили в тюрьму, там стражник у его камеры, который каждый день приходит и его насилует: то так, то сяк, а потом как-то утром пришел и говорит: «Знаешь, что-то я не хочу тебя больше насиловать». Двери открыл и говорит: «Давай, иди отсюда». Так тут кто кого выпустил-то? Вот вопрос. Она вас или вы ее?

 В вашу личностную программу было заложено, что женщина — святая, что она никогда не предаст. Поэтому если вы будете иметь дело с другими женщинами, то вы что сделаете? Вы предадите святость. Фактически, это всё равно, что осквернить в церкви икону. Желание одной части вас было иметь дело с другими женщинами, но в программу заложена и сознательно у вас активирована очень сильно часть, которая говорит: «Верность — это святое, нельзя иметь связь с другими женщинами».

 Это всё равно, что вы придете в церковь не молиться, а сексом заниматься. И вот, если вы там занялись сексом, то вы себя потом будете страшно осуждать за это. И вообще, вам будет казаться, что Бог вас теперь проклянет совсем. Видите, какая там поставлена мощная защита? Так как вам этого хотелось, то тогда вам нужно было увидеть ее в отрицательном свете, а так она всё время в положительном. И тогда вы создаёте ситуацию, где она вас предает: «Раз ты такая сука, то я тогда пойду к другим сукам». Так?

— Что-то похожее.

— И что же, разве вы пользу не получили, то есть ваша теневая часть? Она получила. Разве вы это не делали, ваша часть не способствовала этому?

— Скорее всего, что да.

— Конечно, именно она и создала это. Я не говорю, что ваша жена этого не создавала, потому что у нее также была часть, которая также была в этом заинтересована. Таким образом, обе ваши части — и ее, и ваша — получили то, что им было нужно. Так стоит ли считать это предательством?

— Я как бы и простил жену. У меня другой вопрос. Я новой семьи не могу создать.

— Подождите. А за что вы ее собственно простили, если она не виновата? Два бизнесмена собрались, обговорили условия контракта, подписали этот контракт, выпили шампанского, а потом один говорит: «Ну ладно, я тебя прощаю за этот контракт». Другой говорит: «И я тебя прощаю». Смешно?
 
— Смешно.

— Но ведь в данном случае произошло то же самое? За что собственно прощать? Вы взяли да и подписали контракт, вы сделали то, что вам нужно. Фактически, у вас осталось осуждение той части, которая продолжает считать ее и всех женщин святыми.

Но только этих святых вы почему-то стали иметь. А как вы можете святую иметь? На святую надо молиться, а не сексом с ней заниматься. У вас модель семьи — жизнь со святой. То есть сексом-то вы можете заниматься, но только семью не можете создать, потому что в семье требуется святая. Это у вас так по личностной программе задано.

 Так вот вы ей и говорите: «Я тебя и искал, у меня как раз вакантная роль в моём спектакле на такую партнершу как ты». Потом она раз — и перевернулась. И тогда вам была предоставлена возможность проявить другую сторону: иметь этих сук, которые, оказывается, совершенно не святые.

Но при этом войти в семейные отношения может и хочет только та часть, которая будет рассматривать женщину как святую. Но тогда другая, противоположная, часть говорит: «Так они ни хрена не святые, они сучки все».

Тут дилемма и возникла. Где же теперь найти святую, если я уже и сам не верю, что они святые? Так? Тогда надо пересмотреть это, чтобы принять, если уж у вас задача стоит создать семью. Хотя вопрос в том, с какой такой целью?

Но она записана в вашу личностную программу, и это вас беспокоит. С какой целью вы будете создавать ее и с кем? Готовы ли вы сейчас принять два аспекта в женщине: мать и блядь? И уже пойти тогда с этим пониманием на поиск жены.

Получается, что вам надо пересмотреть отношение к женщине и увидеть в ней две части. А дальше уже сказать, готовы ли вы вступить в брак вот с такой дуальной женщиной? При этом они все дуальны, понимаете? Какую женщину ни возьми, все будут дуальны, потому что мы все дуальны. Это уже вопрос к вам.